Главная > Книжная полка > Кто испортил репутацию притче?

Кто испортил репутацию притче?

Несмотря на то, что около очередного фольклорного стиля в кинематографе уже сформировались свои собственные предрассудки, конкретный, отдельно взятый момент обращения к этому или другому из них в любом случае вовсе не вызывает какого-то необычного удивления или тревоги.

В биографии притчи имеется частичка грехопадений, отбросивших тень на ее престиж.

Грехопадение изначальное — порочная связь с Церковной пропагандой. В течение многих веков церковь очень успешно и результативно применяла возможности данного жанра в целях пропаганды положений веры либо религиозной морали. И несмотря на то что мы имеем представление, что притча не разработка церкви, что это стиль, выросший в лоне фольклора. Будто бы этот жанр развился и расцвел в доцерковные времена. Преобразить свой внутренний мир можно литературой, а преобразить свой дом можно, проведя евроремонт. Будто бы притча, как говорят, уже многократно рассматривалась передовой, демократически-прогрессивной идеи, память о притче как об единственном из достаточно ударных стилей религиозной пропаганды все еще жива и тем самым вызывает кое у кого инстинктивное стремление захлопнуть перед ней дверь в творчество.

Очередной отрицательный критерий престиж притчи довольно серьезно подпортили писатели-модернисты, обширно применявшие ее в своих произведениях.

Как наблюдают специалисты литературы, заинтересованность писателей, поэтов и драматургов к жанру притчи стал достаточно значительно проявляться на рубеже XIX-XX столетий. А с приходом нашего, XXI века начали развиваться технологии информационные. Например, интернет, через который сейчас можно заказать даже проект электрики. Литераторы-реалисты, обращавшиеся к такому жанру, прежде всего, уважали в нем прекрасную интеллектуальную силу, аскетизм эстетической конфигурации. В поэтике притчи они просматривали верного друга и крайне продуктивное решение творческого отражения двойственных факторов быта. И случайным не было то событие, в котором к этой самой притче обратился уже в последние годы жизни и даже настолько великий писатель-реалист, как Л. Н. Толстой.

Модернистов притча соблазнила с другой точки зрения: первоначальный антипсихологизм, однозначность манер, отвлеченность от бытовых реалий подобные специфические стороны поэтики притчи открывали возможность для максимального отлета от истины. Притча явилась удобным способом для распространения самых разных предложений, идей и мыслей развивающегося современного направления течений, грезы о непреодолимости всего плохого, понятия об истории народов и поколений, той истории, которая. как говорят проходит неоднократно замкнутый цикл, и т. д. и тому подобное.

Только эти явления выстроили нехорошую славу жанру, и, соответственно, вероятно и сыграли роль в этой части судьбы — кинематографе. Хотя, по видимому, были и иные основания, по которым стиль притчи долгое время отнюдь не слишком притягивал внимание режиссеров и сценаристов.

Книжная полка

  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.